?

Log in

No account? Create an account
Адвокат Безруков

Адвокатское.

... и не только

Дело в Клину
Адвокат Безруков
lawyer_bezrukov

https://www.youtube.com/watch?time_continue=7&v=gK7l2JHfNN4


Адвокат Игорь Безруков: казнить нельзя! Помиловать.
Адвокат Безруков
lawyer_bezrukov
http://www.o-nedvizhimosti.ru/category/pravosudie-i-pravoporyadok/advokat-igor-bezrukov-kaznit-nelzya-pomilovat/

Вот, что там:
Адвокат Игорь Безруков: казнить нельзя! Помиловать.
Раздел: Правосудие и правопорядок
26 августа 2011 | 14:09
Среди российских адвокатов среднего поколения есть ряд имен, которые безоговорочно можно отнести к элите современной корпорации. Они имеют блестящее образование, богатую практику, независимы в суждениях, обрели высокий авторитет в судебных кругах, активны в общественной жизни, оказывают влияние на государственную политику, успешно ведут свое дело. К числу таких адвокатов, несомненно, относится и Игорь БЕЗРУКОВ.
Всего десять лет назад ершистый оппонент стороны обвинения во владимирской глубинке, сегодня он профессионал широчайшего диапазона, чье имя хорошо известно не только у нас в стране, но и в Европе. В его жизненном багаже четырехлетнее депутатство в Верховном Совете (еще том, «ликвидированном» в октябре 1993 года — был председателем подкомитета Комитета по законодательству, членом Конституционной комиссии), девятилетнее «сидение» в президентской комиссии по помилованию. Он заслуженный юрист Российской Федерации. Доцент кафедры гражданского права и процесса Академии труда и социальных отношений. Директор адвокатского бюро «Безруков и Партнеры». И, наконец, член Международной Лиги за отмену смертной казни к 2000 году во всем мире «Не трогайте Каина».
Вот это «Не трогайте Каина» в предстоящем разговоре с Игорем Александровичем интриговало больше всего. Не секрет, что к отказу нашей страны от казни как высшей меры наказания отношение у людей неоднозначное. Большинство не приемлет акты милосердия к посягнувшим на жизнь. Но, возможно, это не они, милость к падшим призывающие, а большинство ошибается, неизменно требуя крови. Поэтому хотелось просто пообщаться и поближе узнать человека, уже тем неординарного и яркого, что поставил перед собой цель отмены смертной казни даже не в отдельно взятой стране, у себя на родине, а во всем мире.
— Чем вам, Игорь Александрович, больше приходится заниматься: своими обязанностями на кафедре, руководить фирмой или все же вести дела?
— Вести дела. Несмотря на то, что есть офис на Алексеевской, я там бываю редко. С бухгалтером встречаемся в метро. Бумаги подписал, печать поставил, и она побежала дальше. А у меня суды, общение с клиентами, подготовка к заседанию комиссии о помиловании. Эта комиссия заседает каждый вторник, начиная с 92-го. Я работаю в ней без отпусков, без какого-либо перерыва на каникулы. Рассматриваем в среднем 200 дел в одном заседании. Работаем с 14 до 18 часов. Все необходимые материалы членам комиссии предоставляют за неделю до заседания. Мы их тщательно изучаем, если надо, запрашиваем дополнительные справки, документы. А потом — определяемся с решением.
— Вы не подсчитывали, как часто лично вы голосовали за отмену смертной казни?
— Всегда. Включая голосование по Чикатило.
— Неужели пепел десятков замученных им жертв не стучал в ваше доброе сердце?
— Работая в Лиге, мы инициировали создание в Гааге международного уголовного суда. Его необходимость, как известно, диктовали события в Югославии. Обязательным условием создания суда мы ставили то, чтобы он не выносил смертных приговоров. А преступления там были более чудовищны, чем действия Чикатило. Возьмите тот же геноцид…
— Как часто расходятся решения суда и ваше мнение?
— Примерно на одну треть.
— То есть вы принципиально за смягчение приговора. У вас такое кредо, убеждение. Вы твердо знаете, что перед последним словом в знаменитом тыняновском «Казнить нельзя помиловать» должна стоять точка…
— Не только точка. Восклицательный знак. Два восклицательных знака. Перед последним словом и в конце предложения. И это касается не только литературного персонажа, поручика Киже, но и всех конкретных людей, кому выпал смертный приговор. Это кредо мое можно дополнить словами Жоржа Сименона: «Понимать людей, а не судить. В жизни нет преступников, есть только жертвы».
— Как вы пришли к такому убеждению? Когда это случилось?
— Не сразу. Процесс был долгим и мучительным.
Начинал я в знаменитых по книге Венички Ерофеева Петушках, где проработал 3 года, 3 месяца и 10 дней — не поленился подсчитать. А почему так скрупулезно считал, сейчас поймете. Меня часто посылали во Владимир по бесплатным делам. Я на это охотно соглашался, потому что не хотелось безвылазно сидеть в Петушках. К тому же я был совершенно безразличен к гонорарам. Меня особо не интересовало, на тысячу оно тянет, сто тысяч или миллион. Главное, чтоб было интересно, чтоб мои усилия помогли человеку, попавшему в беду. Среди этих дел были такие, от которых порой отказывались владимирские адвокаты — крупные растраты, мошенничество, убийства, грабежи, разбои.
Защищал многих председателей колхозов-миллионеров — тогда в моде была борьба с нетрудовыми доходами, шабашниками, приписками. Особенно памятно дело председателя колхоза «Рассвет» Скворцова. Дело вела областная прокуратура. Все знали, как тогда некоторые колхозы (я не хочу валить всех в одну кучу) становились миллионерами. Создавали подсобные хозяйства и выпускали продукцию, не соответствующую основной сфере деятельности хозяйства. Подобное дело «сшили» и Скворцову. Мне удалось убедить суд дать ему срок вдвое меньше, чем просил прокурор, — 7 лет. Но следствие, суд, приговор подорвали здоровье Скворцова. Он умер в тюрьме. Мне было тогда 22 года. И случай этот меня глубоко потряс. Это был первый толчок к изменению моих правовых и гуманистических убеждений.
— А когда в вашем сознании произошел окончательный переворот?
— Как-то попало ко мне дело молодого парня, Коли Хамзина, моего сверстника. Тогда нам было по 24 года. Его приговаривают к смертной казни. Вину свою он не отрицает. Мне же показалось — он не виноват. Не доказана его вина. Кассационная инстанция оставляет приговор областного Владимирского суда без изменения. После очередного отказа, в кассации, администрация Владимирского СИЗО доверила мне сообщить осужденному, что его в любой момент могут «шлепнуть». Тогда я впервые почувствовал, какая это жуть — идти к человеку и говорить, что смерть остается в силе.
Тогда существовало правило: если адвокат в порядке 49-й статьи УПК, то есть бесплатно, ведет дело, то в этом случае он не имеет права при смертном приговоре писать жалобу в надзорную инстанцию. В противном случае надо все согласовывать. Пошел к председателю Коллегии владимирских адвокатов Людмиле Васильевне Кулаковой, она и сейчас там работает. Объяснил ситуацию. Настаиваю: не верю, что Хамзин убийца. Хорошо, говорит, пиши в надзорную инстанцию. Написал, на имя тогдашнего председателя Верховного Суда РСФСР. Не питая никаких иллюзий, без всякой надежды. Приходит ответ. Пленум Верховного Суда отменяет дело за недоказанностью и направляет его на новое рассмотрение. Во Владимире шум. Тамошний суд славился качеством приговоров. Отмены смертной казни не было там лет 20, с 60-х годов.
Адвокаты идут ко мне, поздравляют, а я протеста еще не видел. Пошел к судье, а она запускает в меня чернильницей. Вот такие чисто деловые отношения были. Ничего, все нормально. Я зла не держу. И даже благодарен владимирским судьям-старикам. Они меня учили: хочешь быть хорошим адвокатом — подбери досье так, чтобы оно легко ложилось в основу протокола. Чтоб судья ничего не запрашивал. В таком духе я много мудрых советов от них получал.
После этого дело много раз направлялось на доследование уже областным судом. В итоге Хамзина осудили на 15 лет. Я спрашиваю, почему 15? Расстреляйте! Подошел к судье и говорю: «Ну расстреляй его, расстреляй! Ни одного нового обстоятельства у вас в деле не появилось». «Отстань!» Короче, жизнь Хамзину спасли в надежде, что найдется настоящий убийца.
— Вы полностью не отстояли Хамзина, но при этом выполнили в отечественном суде роль родоначальника нового вида экспертизы…
— У меня сразу же после ознакомления с делом возникло крупное сомнение. Хамзин, согласно следственным материалам, пил в компании вино, водку вприкуску с «колесами» — этаминалом натрия. По показаниям свидетелей, видевших его накануне преступления, он имел «горизонтальную походку», то есть был пьян в стельку. Как же мог Хамзин, невысокого роста, тщедушный парень, находясь в таком состоянии, в течение 40 минут изнасиловать физически здоровую, крепкую девушку, совершив при этом 4 законченных половых акта в извращенной форме, убить ее и успеть скрыться с места преступления? Я заявил ходатайство о проведении судебно-фармакологической экспертизы.
В зале судебного заседания гробовая тишина. Что, мол, это за фрукт такой? Такого рода экспертизы не существует! И суд отказывает.
Но Верховный Суд отметил, что экспертиза должна назначаться тогда, когда требуются специальные познания. Согласно этому решению облсуд провел-таки ту самую судебно-фармакологическую экспертизу. Она показала, что таблетки этаминал натрия усиливают степень опьянения. Я лишний раз убедился: мой подзащитный Коля Хамзин вряд ли был способен на те действия, которые ему приписал суд.
С тех пор судебно-фармакологическая экспертиза неотъемлемая часть нашего судопроизводства.
И вот тогда, в 83-м, я сделал для себя потрясающее открытие — человека ни за что чуть не расстреляли! В таком возрасте. Похоже — не виноватого. Могла произойти непоправимая ошибка. Во мне все как бы перевернулось И для меня стала противна смерть. Насильственная смерть.
Я начал размышлять, искать необходимые книги, взялся за религиозную литературу, много раз перечитывал Евангелие. Так для меня родилась истина: лишать человека жизни, прикрываясь именем государства, — богопротивное дело.
— Эта позиция, новые убеждения и привели вас в организацию «Не трогайте Каина»? Как это произошло?
— Я не просто пришел в эту организацию, а стал одним из ее учредителей, членом Совета директоров. Она существует в Риме с 1992 года. Мы поставили себе цель добиться отмены смертной казни во всем мире к 2000-му году. Задумали эту организацию итальянцы, представители Радикальной партии. Они приехали в Москву, записались на прием в Комитет Верховного Совета по законодательству, где я тогда работал. Предложили вместе с нами работать в России за отмену смертной казни. О моих убеждениях они узнали во время этой встречи. Просто такое счастливое совпадение. А может, и не случайно все это. Может, так Господь распорядился. До этого я уже пытался провести поправки в Уголовный Кодекс об отмене смертной казни, но они не проходили даже в нашем Комитете по законодательству. Верховный Совет не готов был к этому. Но мы не зря работали. Мораторий в конце концов существует. И Европейская конвенция по правам человека с соответствующим протоколом ратифицирована.
— 2000-й год завершился. Человечество перешагнуло в третье тысячелетие. Вам далеко не во всем мире удалось убедить людей не трогать Каина. Что дальше? Бороться за отмену смертной казни к 3000-му году?
— Мы не столь пессимистичны. Продолжаем свою работу. Встречаемся на международных конференциях. Кстати, не так уж и мало удалось нам сделать. Исполнение смертных приговоров остановлено в России с 3 июня 1999 года. Подобные решения приняты и в ряде других стран СНГ. Сейчас мы распространяем свое влияние на Америку, Китай, Японию, страны арабского Востока, где нас очень хорошо поддерживает Тунис. Прекрасная страна, там уже тоже нет смертной казни, в этом она пример для мусульманского мира.
— В интервью газете «Всполье» в октябре 93-го Михаил Митюков признавался: «Вопрос о Мавзолее, и в частности о почетном карауле, не единожды возникал и прежде. Как же решалась проблема? Все началось с письма Безрукова в администрацию президента…» Так это вы увели караул с Красной площади?
— Сознаюсь, но не каюсь. Меня постоянно выводило из себя, что чеканят солдатики эти 210 шагов, как подсчитал Роберт Рождественский, стоят там не шелохнувшись. А в это время в Александровском саду, у могилы Неизвестного солдата, горит Вечный огонь. Беспризорный. Венки стоят. Цветочки с прошлой свадьбы. Это как понимать? По всему миру ездишь, вроде бы везде почетные караулы у Вечного огня стоят. А у нас?
Написал в администрацию Президента депутатский запрос о переносе почетного караула. Через некоторое время ко мне, в Комитет по законодательству, поступает письмо помощника президента, ныне покойного Льва Суханова, с просьбой рассмотреть… мое же письмо о переносе караула. Стали готовить материалы. Запросили коменданта Кремля, подняли протоколы Политбюро, заседания еще аж СНК. Нет решения о выставлении у Мавзолея этого караула. Запросили Министерство обороны, у них тоже пусто. Так мы и не нашли никакого документа. После этого появился Указ не о снятии караула с Мавзолея, а о выставлении его у Вечного огня.
— Еще в 93-м вы с тем же Митюковым и другими вашими коллегами начинали работать над судебно-правовой реформой. Она благополучно заглохла. Если проводить ее сейчас, на ваш взгляд, что самое главное нужно сделать?
— Прежде всего то, что нам близко — принять Закон об адвокатуре. Отсутствие положений нормального Закона об адвокатуре ставит нашу страну в ряд нецивилизованных. Потому что мы в принципе живем в государстве, где отсутствует адвокатура.
— Едва вы переведете в такую плоскость свою озабоченность положением адвокатуры в России, как простой человек вам сразу заметит: а-а, вот какие адвокаты! О себе пекутся, закона им, видите ли, не хватает. Что вы ему ответите?
— Отсутствие Закона об адвокатуре означает в принципе полное отсутствие прав этого гражданина в его взаимоотношениях с чиновниками. Потому что бесправная защита, бесправный адвокат — это бесправные его клиенты. И еще я ему отвечу, что при Андропове и прочих правителях адвокат ничего не боялся. Этим мне советская адвокатура очень дорога.
— А чего сейчас страшится наследник Плевако?
— Того, что во время свидания со своим подзащитным в СИЗО ему подкинут наркотики и обвинят в том, что это он принес их. Он боится, что по телефону его прослушивают. Он опасается, что его, адвоката, ни за что могут задержать.
Кроме того, жизнь становится сложнее, и потребность в защитниках и консультантах все больше возрастает. А их все больше приходит на службу с разной степенью подготовленности, со своими этическими нормами, которые тоже как-то надо узаконить, поскольку должен быть какой-то четкий критерий для отбора людей на эту работу. Вот и выходит, что защита законодателями этих людей просто необходима.
Скажу больше. Мне приходится вести дела, где нашими клиентами все чаще становятся судьи. Кого-то сняла с работы квалификационная комиссия, кого-то ни за что уволили. Вот тут судья, оказавшись наконец-то в роли клиента адвоката, видит, как мало прав у его защитника.
Разве мы о себе печемся? Мы хотим, чтобы по этому Закону был регламентирован порядок оказания адвокатских услуг всем гражданам, их полной доступности независимо от положения в обществе. А то недавно встречаюсь я с известным человеком, Александром Борисовым — председателем библейского общества России, членом нашей комиссии по помилованию. К нему обратился бомж — не может выправить документы, получить паспорт. Приходит в милицию, те отсылают к адвокату. А ему с адвокатом даже расплатиться нечем. Кто защитит права этого человека? Если уж у адвоката не хватает совести его защитить, то пусть Закон обяжет, пусть Законом будет определена категория адвокатов, которой вменялось бы в обязанность защищать неимущих. Бесплатно.
— Вы так глубоко верите в то, что Закон примут и все у нас в стране в этой части образуется?
— Ни в коем разе. Во-первых, неизвестно еще, какой Закон примут. Во-вторых, когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет. Еще дедушка Крылов изволил заметить. Все эти альтернативные коллегии и неальтернативные… Это ни к чему. Я высказываю только свою точку зрения и никому ее не навязываю. По моему разумению, надо всем юристам объединиться и понять, что все мы работники правосудия — не юристы, судьи и адвокаты сами по себе, по своим цехам, а работники правосудия. В проекте Закона должен быть заложен дух заботы об интересах клиента, об адвокатской тайне, о порядочности, об этике. В соответствии с духом Закона и надо действовать.
— Вы прилагаете какие-то усилия, чтобы Закон об адвокатуре появился?
— Благодаря своей работе в комиссии по помилованию и контактам с правовым управлением, конечно же. Моими предложениями интересуются, их запрашивают — по любым законопроектам, в том числе и по этому.
— Коль вы снова упомянули о комиссии, скажите, в одном из последних громких дел о помиловании, американского бизнесмена Поупа, вы, конечно же, проявили снисхождение. Какими мотивами вы руководствовались в этом непростом случае?
— Во-первых, больной человек. Во-вторых, обязательным условием комиссии было, чтобы мы увидели приговор. Приговор ни в коей мере не обосновывал столь большой срок. В нем больше просматривалось лицо советского правосудия с его гримасой шпиономании. Это было очевидно. Во всяком случае для меня. Комиссия не имеет права оценивать законность и обоснованность приговоров. Но приговор не вступил еще в законную силу, и это позволило мне лично выступить против него.
— Представьте (только не пугайтесь), что в России снова восстановили смертную казнь. На ваших глазах убивают человека. Его приговаривают к высшей мере наказания. Вам и в этом случае не будет хватать доказательств, что перед вами убийца? Как вы поведете себя на комиссии по помилованию?
— После того как я слетал в Форос под водительством Руцкого, я уже ничего не боюсь. Есть замечательная советская песня «Я люблю тебя, жизнь», а в ней строка: «Все опять повторится сначала». Как всегда, на комиссии окажусь единственным, кто будет голосовать за помилование. Как всегда.

Дмитрий Быков: «Донецк – российский Израиль»
Адвокат Безруков
lawyer_bezrukov

Дмитрий Быков: «Донецк – российский Израиль»

Очень многие говорят, что это российская Палестина. Нет. К сожалению, не так.

Смотреть >>


Об Украине и России (продолжение)
Адвокат Безруков
lawyer_bezrukov
Те, кто всё это затеял с нашими народами (безусловно, выходцы из них же - олигархи, политики, власть) обязательно рассчитывали и на то, что истерия случится. Уже начинаются оскорбления, которыми одаривают одноклассники той и другой стороны, претензии друг к другу. Кто-то разозлится, плюнет и скажет - так вам и надо! Давайте поймём, что здесь мы уже все определились, кто за кого и за что. Не надо меня агитировать против войны, думая, что если "русские солдаты" бесчинствуют или гадят в Крыму, то именно МЕНЯ в чём-то не убедили. Вы лучше разберитесь с этими "солдатами". Украинцев с Киева и Западной Украины убеждают, что это русские войска уже пришедшие в страну до решения о вводе войск, только содравшие погоны и шевроны. Не важно, что форма какая-то тоже... Главное, как они живописно укладывают объедки и мусор на газонах, чтобы потом фотографии о русских свиньях разошлись по миру. Свиней самих, конечно, мы не видим. Да они и в масках ещё! С Востока Украины какой-то народ, почему-то мигрирующий (наполовину уверен, что это жёны зэков и сами зэки и их семьи (возможно близкие бандюковичам люди) отрабатывая устроенный им побег, а "на другую половину" подозревая, что это халявщики, решив улучшить своё действительно плачевное материальное благосостояние, сбежавшие в поисках лучшей доли в Россию), в картинах живописует бесчинство невесть откуда-то нагрянувших "наёмников", убивающих за то, что разговариваешь по-русски. То же рассказывают и рабочие с Украины. А есть и очвидец, как к Майдану подоршли парень и девушка. Майдановцы их схватили и затащили. Парень вырвался, а девушка исчезла в толпе. Мои друзья в Киеве опровергают такие заявления, когда им перезванивают из России. А вот задуматься - не одни и те же лица в масках и камуфляже орудуют? Кому-то лицо Путина не нравится. Вот в чём причина! Но, перефразируя А. Райкина: "может, я от рожи Яценюка или кого-то там ещё из украинских и российских деятелей тоже по ночам кричу?!" Согласитесь, не в их лицах проблема. А в том, что ни те ни другие хотя бы не наврали (мы же "сами обманываться рады"), что это не их люди и войска. Что тот, который обратился к Доку Умарову, ублюдок и погань, как и его последователи. И что САМИ, слышите, САМИ украинцы с ними разберутся. И, если уж не подымут на дыбу, то хотя бы сделают с ними то, что заслуживают все террористы! Если политики во власти не реагируют на все эти факты (ЛЮБЫЕ, ПОДОБНЫЕ ЭТИМ), то такая власть способна на безумие, подобное сегодняшнему. А с войной, знаете ли, хорошо бороться, сидя вот тут. То, что мне, человеку из России, для которого Киев - второй родной дом, у которого лучшие друзья все в Украине, от Сумской области до Ужгорода, стоявшему у истоков и её независимости в 1991 году, опасно появляться в Прикарпаття, как бы туда не звала песней С. Ротару, уже много лет - неопровержимый факт. Радикальным подонкам плевать, люблю ли я украинцев, Путина, Тимошенко, Тараса Шевченко! А власть от этих СВОИХ подонков не открещивается. "Да, они сукины сыны! Но они - наши сукины сыны!" Вот поэтому с всего лишь несколькими тысячами таких деток каждый народ может разобраться самостоятельно! И со своей властью - просто ДОЛЖЕН! САМ! Ведь народу - десятки миллионов! Кто со стороны лезет - агрессор, и с этим не спорят. Наш Д. Медведев выдал твитт: мол, есть в Конституции Украины 111 статья (импичмент). Вот, по ней и нужно было действовать, а не свергать Януковича. Ну, во-первых, Янукович сначала сам сбежал, страна несколько суток была без президента. Во-вторых, хорошая идея. Украина отменяет все решения против него, Янукович возвращается во власть, против него одновременно с этим запускается процедура импичмента... Думаю, согласись Рада на такое, Янукович, дабы избежать своего этапирования в Киев, сам подпишет "отречение". Но, это уже - другая история. Сегодня и сейчас - НЕТ ВОЙНЕ! Развязавшие её - преступники! НЕТ - ВРАЖДЕ между родными!!! Долой ГКЧПистов и их потомков!" Украине - с любовью мой низкий поклон и покаяние. Прощённое воскресенье было вчера. Лично я буду просить прощения всю жизнь...

Об Украине и России
Адвокат Безруков
lawyer_bezrukov
Хай живе вільна Україна! Квітуча, горда і щаслива!
Да здравствует Россия рядом с нею! Без жуликов, воров и прохиндеев!
Это мы сейчас сочинили совместно с моей бывшей сокурсницей - киевлянкой.


Заметьте, что не москали развязали эту глупость со вторжением.. А педроссы (питерские единороссы)! История меняется, прошло уже то время, когда во всех российских глупостях можно было обвинять москалей. Сейчас мы больше ближе Украине, чем кто-либо ещё. Пусть только это запомнят крайние радикальные западенции.Это такая же вразь как и наши наци. Может, даже и хуже. Они нам такие же враги, как и украинцам! Эта шелупонь (бандеровцы и прочая шушера) не нужна в Европе. Да и не только там. Но, пусть Украина сама разберётся, кто есть ху у них! К нам же не лезут по поводу нацболов, скинов и фанатов?
Что касается помощи Крыму, то ну их... туда. Там жульё почище нашего. Всегда только наживались и хапали с русских. И в советское время, и после. Как и свои же в Сочи, как и в Абхазии. О какой помощи им может быть речь?! Не малейшего сочувстия и желания в чём-то помочь не испытываю к местному населению, Понапрятано в их матрасах много "нажитого непосильным трудом". Не обеднеют.

Прошлое российского парфюма
Адвокат Безруков
lawyer_bezrukov
Вчера наткнулся в романе Ги де Мопассана вот на такой разговор двух парижан, брата и сестры о его друге, тоже парижанине: "У него какие-то необыкновенные духи. Дивный запах! Что это такое? - Не знаю. Он не хочет говорить. Кажется, из России привезены. Подарок его актрисы... А запах в самом деле чудесный."
Неужели то была "Красная Москва"?!!!

Расплата В. Милонова
Адвокат Безруков
lawyer_bezrukov

В детстве, бывало, залезешь в чужой сад за яблоками, схватит тебя дядька. Ты плачешь, просишь прощения, божишься, что больше не будешь. А сейчас залезет в твой сад мальчонка, схватишь его, а он кричит - спасите!!!! Педофил!!!!!! И вот уже плачешь ты, просишь прощения, божишься, что не такой. Это, как вы поняли, анекдот.

А вот анекдотическая драма - в г. Клин какая-то женщина, недовольная сделанным ей ремонтом, на отказ работника исправить то, что ей не понравилось, напечатала и расклеила по городу объявления с описанием мужчины и его авто, что он - маньяк-педофил, берегите от него своих малолеток - дочек. Об этом в сегодняшнем, 11.11.2013 г., "МК".

И в той же газете - "Главный враг геев защищает отца Глеба". Это уже про то, что священника Глеба Грозовского из Санкт - Петербурга, духовника футбольной команды "Зенит", кто-то обвинил в сексуальных домогательствах к малолетним девочкам, по поводу чего проводятся какие-то следственные действия. Причём, как видно из статьи, с незаконными методами по отношению к подозреваемым ... потерпевшим, на родителей которых оказывается давление. Иными словами, следствие раздобыло список отдыхавших в лагере малолеток, которых всех заподозрило в том, что они потерпели от отца Глеба. Извините, коряво получилось изложить такую вот бредятину, но я не об этом.

Отец духовный и отец собственного семейства, пребывая в Израиле, конечно пришёл в ужас от обвинения и обратился с заявлением о своей безупречности на своей страничке в социальных сетях.

"Не судить людей, а понимать. В жизни нет преступников, а есть только жертвы", - эти слова Ж. Сименона, сказанные комиссаром Мегрэ (полицейским!), всегда были мне близки. И в данной ситуации отцу Глебу нужна защита. И спасибо депутату "Ленсовета" В Милонову, который взял на себя оплату квалифицированной защиты священника. Спасибо за позицию, "что адвокат - это не тот,кто оправдывает виновного. Напротив, он помогает защищаться, если человек не может сделать этого сам. Да и объективным приговор без присутствия на процессе адвоката вряд ли может быть..." Но - стоп! В интервью с депутатом много правильных слов об этом.  По форме правильных, говоря словами В. И. Ленина, а по существу - издевательство. Итак, с позицией власти (депутатов и чиновников, полицейских на уровне оперов), в 90 процентах влияющей на решение судей (чиновников в мантиях), присутствие на процессе адвоката делает приговор более НЕОБЪЕКТИВНЫМ, так как присутствие защитника используется как раз для придания судебному акту статуса правосудного. Мол, доводы защиты суд выслушал (дама в мантии). И, якобы, учёл. И дальше - судебная система в России усилиями, в первую очередь, верховных судей, угробивших судебную реформу руками нынешних законодателей, доведена до статуса отказа в правосудии, что особо ощущается по уголовным делам. Поэтому, если отец Глеб не виноват, не дай Бог ему предстать перед судом в качестве подсудимого. Пилат был более правосуден. И вступая на защиту объективного разбирательства, В. Милонов просто мнит себя хозяином (может, подсознательно) понтийстых судей. Но в чём первопричина? Я начал эту заметку с анекдота и казуса, которые показывают, до чего может довести бездумная политика мизулиных, милоновых, яровых, когда её, политику, подменяют неправовой законодательной деятельностью, навязывая своё мировоззрение и свою мораль столь активно и навязчиво, что вспоминаешь поговорку "кто громче всех кричит - держи вора?" А публикаций и шума вокруг явно нездоровых тем столько, что они везде и чаще, в почти порнографических подробностях, становятся доступны тем, кому ещё и знать про них нельзя, и другим, кому до этого были не интересны. (Согласитесь, что жанр судебного очерка, в котором всегда достигалась цель публикации - раскрыть мерзость преступления, квалифицированность следствия, объективность правосудия, принявшего во внимание доводы обвинения и защиты, неотвратимость наказания и справедливость строгого приговора, давно умер. Цель всех теперешних публикаций на криминальную тему совсем иная, как и глупейших сериалов о том же.) Вот за это и расплачивается В. Милонов. С адвокатом священника. И говорит о том же в своём интервью, что не надо шумихи. Но не надо шумихи в представительной и законодательной деятельности. Займитесь же, наконец, своим делом. Чтобы разруха и маньяки исчезли сами собой! Силами других грамотных и компетентных специалистов. Честных перед налогоплательщиками и Богом!

И, кстати, заметьте, что у отца Глеба, в отличие от известных московских батюшек, денег на адвоката нет... Это тоже как-то положительно его характеризует.

И, наконец, раньше в России тоже уже были процессы над батюшками, обвинявшимися в сексуальных домогательствах и содомских пристрастиях. Например, над суздальским отцом Валентином был процесс, закончившийся для него благоприятно. Но в интервью сделан акцент на "нездоровый интерес к... священнослужителям", по словам интервьюируемого. Да нет же... Тема эта другая... Та, что как раз в Питере очень уж любима... Слишком частые разговоры о болезни, по Мэрфи, как раз её притягивают. Лечитесь, господа, лечитесь... Или платите.

Реплика об уголовной политике и судебной системе в свете "экономической" амнистии
Адвокат Безруков
lawyer_bezrukov
Мой подзащитный отбывает наказание в Клинцах. О В связи с изменением уголовного закона, а именно дифференциацией ответственности за различные виды мошенничества, мы обратились в местный суд с заявлением о переквалификации, включая исключение квалифицирующего признака, и снижении наказания по новой, 159.5 УК РФ. Суд первой инстанции, не разобравшись в этих хитросплетениях всё оставил как было. Но апелляционная инстанция (Брянский облсуд) немного задумалась, исключила квалифицирующий признак "крупный размер" и снизила наказание на целый один (!) месяц, приписав, между прочим, что поскольку санкции те же, что и прежней ст. 159 УК РФ, переквалификации не требуется. Я не случайно в начале написал немного "заумно". Но о том, что такое дифференциация, должен знать любой юрист, потому что это - один из столпов криминологии. Науки, которая теперь задвинута яровыми, крашенинниковыми и президентами куда-то туда... Поэтому эффективности от наказания и поощрения, например, в виде той же амнистии, никакой. Суды могли бы исправить ситуацию. При этом "радуя" Яровую, назначать наказание за хищение "коммерческиих" денег мало и условно, а за госбюджетных средств много и реально! (не буду здесь про индивидуализацию наказания!) Именно для усмотрения, а не произвола судей, одни и те же сроки за разные деяния. А иначе зачем было комедию ломать, Кодекс утолщать? Про амнистию. Увязывать освобождение или снижение в зависимости от иска... А не скорее ли предприниматель возместит этот ущерб, зарабатывая на свободе, чем пошивом трусов в колонии? И удовлетворение гражданского иска в уголовном деле не правило. Обычно по такой сложной категории дел, суд отказывает в рассмотрении иска, разъясняя право на рассмотрение требований в порядке общеискового производства. И вот что получается, кто-то должен не по приговору суда и много, но будет освобождён. Или дотянув с иском до освобождения (в пределах исковой давности), истец окажется более хитрым, если к его должнику никто раньше ничего не предъявил? Сейчас пока постановления об амнистии нет. Возможно, там как-то на эти вопросы будет дан ответ. Что касается Пленума Верховного Суда РФ и его председателя... Нынешняя система надзора такова, что возглавлять этот судебный орган может любой. И даже Альцгеймер с Паркинсоном. Безо всяких каких-бы то ни было последствий. До главы не достучишься, и от него ничего не зависит. Что его вполне устраивает. За такую-то зарплату со всем социальным пакетом... Поэтому и судебная реформа загублена, а Фемида - толстая старая пузатая кривоногая и слепая (без повязки).

Снова "Pussy Riot"
Адвокат Безруков
lawyer_bezrukov
Я - христианин. Истинно православный. Горжусь этим и не скрываю. Мои религиозные чувства никто оскорбить почему-то никак и никогда не может. И я ни к какой конфессии претензий не имею, и оскорбить никого не могу, даже сказав то, что думаю. А это никакой религией не запрещается. А вот вопросов почему-то больше всего к православию, к родной церкви. Наверно потому, что нельзя судить о религии по действиям её безграмотных фанатов, идущих на убийства, теракты, диверсии по воле собственной темноты, серости, невоспитанности и дури, подчас используемых такими же поставленными над верующими пастырями. Отсюда все эти глупые судебные преследования фильмов и видео, навешивание ярлыков экстремизма не пойми кем, считающим себя умнее других только из-за того, что напялил мантию и подчинился властьпредержащему дяде. Меня лично очень сильно коробило ещё в советские времена существование людей, не просто считающих себя меня умнее (может, оно так и есть), но решающих за меня, что я могу смотреть и слушать, а что нет. Впрочем, занятие такое не от далёкого ума... А в нашей Церкви наоборот... Глупость прёт от иерархов (гундяевых, чаплиных и пр.) и охлобыстиных.
Так при чём здесь Пусси? Я православный. Я - не потерпевший. Чем другие более потерпели? Это был "панк-молебен"? Не знаю, что это такое. Но некоторые христианские течения тоже молятся, как бы точнее выразиться, "радостно". На американских континентах, например. А католики после воскресной службы в некоторых приходах устраивают замечательные чаепития, на которых меня, православного, с радостью привечали (в Голландии). А когда всё по-человечески, то всё дано понять. И простить. Ведь прошедшие после наших пусек акции в Европе ни о чём не говорят. Там пытались помешать службам. Всё одно - с ними мягче поступили. Наши "пропели" ""молитву"" об избавлении народа от Путина. И что? Где "пуськи"? А, может, судить их должно было судом присяжных (работая над судебной реформой и Конституцией, я отстаивал точку зрения о необходжимолсти института присяжных в России по всем категориям дел, гражданских и уголовных) или судом до мозга костей светским, или в составе мусульманина или буддиста, или кришнаита, или - христианина другой конфессии? Если судить вообще надо было. А то теперь пуськи "вона где", а Путин? Болен? И что ещё случилось после этого молебна? Некторые из братии вдруг слихачили на крутых тачках? А в ДР Кирилла что? И не случайно Храм получил в публикациях аббревиатуру из трёх букв на манер ГУМа или ЦУМа. Сбудется ли в ХСС сказанное: "И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, 13и говорил им: написано,- дом Мой домом молитвы наречется; а вы сделали его вертепом разбойников" (Мф, гл. 21).

Снова "в церкви всё не так, всё не так, как надо."
Адвокат Безруков
lawyer_bezrukov
В прошлое воскресенье, 25 ноября 2012 года, патриарх Кирилл служил в Храме Христа - Спасителя. Служба подходила к концу, как вдруг один из прихожан стал рваться зачем-то к первосвященнику. Ну, разве можно было допустить срыв, теперь уже оцениваемого мной как фарисейство, действа? Гражданин альтернативный молебен устраивать не собирался, терактом и диверсией тоже не пахло. А поп испугался! Чего не должно было быть никогда, ни при каких обстоятельствах! И его охрана, как и вообще служки безопасности, если они не из братвы, должны быть приучены к специфике отношений, публики и  всего происходящего. Мужчину, который повёл себя якобы неадекватно, что выражалось в том, что не дождался окончания службы, не записался на аудиенцию или вообще слишком многого захотел, скрутили и сдали прибывшему по вызову наряду полиции. В отделении задержанный продолжал "буйствовать", очевидно требуя продолжения молебна или свидания с патриархом. Полицейские не смогли с ним сладить, закончилось всё с помощью скорой психиатрической помощи. Медицина оказалась сильнее в борьбе с бесами? Как охрана определила, что прихожанин не бесновался? Почему священники не вмешались, не продемонстрировали силу Веры? Достаточно было, чтобы не смущать прихожан, не искушать их чувства, вывести больного, побеседовать с ним священнику и, если потребовалось бы, силами Патриарха изгнать бесов, что является его святой обязанностью. Чем не повод продемонстрировать Силу Православия? Ан, нет. Помните -  "...привели к Нему человека немого бесноватого.

33И когда бес был изгнан, немой стал говорить. И народ, удивляясь, говорил: никогда не бывало такого явления в Израиле.

34А фарисеи говорили: Он изгоняет бесов силою князя бесовского". А потом - "Фарисеи же, услышав сие, сказали: Он изгоняет бесов не иначе, как силою веельзевула, князя бесовского.

25Но Иисус, зная помышления их, сказал им: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит.

26И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его?

27И если Я силою веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьею силою изгоняют? Посему они будут вам судьями.

28Если же Я Духом Божиим изгоняю бесов, то конечно достигло до вас Царствие Божие". (Матф., гл. 12)
Как видим, сатана сатану изгнать не может, а бесов прогонять не будет. Но, впрочем, психиатры поставили диагноз: сатана тут не причём. Патриаршая гвардия, видимо, тоже диагнозы ставить может, но не в её полномочиях звать психиатров.
 (Размышления после прочтения новостей в "МК")
Вспомнил в связи с этим, как случайно в Соборе Св. Петра в Риме подошёл к тогда ещё здравствовашему Папе Иоанну Павлу II. Мы с членами делегации В. Оскоцким, отцом Александром Борисовым, К. Кедровым и ещё кем-то пришли на Рождественскую службу. Я довольно хорошо знаю Храм и повёл по нему друзей. У меня как-то всё получилось уверенно и, как оказалось, что охрана приняла меня за итальянца, ведущего делегацию. Из-за этого нам пришлось следовать по указываемому нам маршруту. Потому что мы думали, что во время службы был установлен какой-то маршрут, чтобы опаздывающие никому не мешали. Потом мы оказались в каких-то казематах одни. Последовали дальше, открыли дверь и выскочили... к Папе Римскому. Да ещё сзади его трона! Служба уже шла. Поклонились, поздоровались. Ко мне подашёл кто-то и что-то стал спрашивать... Потом по-английски: кто вы, как вы?. Ну, извинились. И нас очень благожелательно проводили в базилику, усадили на свободные места. И мы отст... То есть - отсидели незабываемую службу во Славу Христа Рождшегося в католической столице!